К минеральным источникам, бьющим из скал почти на границе с Грузией, мы отправились на комфортабельных кроссоверах Suzuki, а высоко в горах свои возможности продемонстрировали и уникальные мини внедорожники этой японской марки

В каждой местности есть свои доминанты. В районе Кавказских Минеральных Вод такой точкой притяжения служит самая высокая гора России и Европы — двуглавый Эльбрус. Перемещаясь по огромной территории день за днем, чувствуешь себя привязанным к его вершинам невидимой нитью, не отпускающей, даже если гора скрыта облаками или ночной тьмой.

При этом та часть Карачаево-Черкесской Республики, по которой пролегли наши маршруты, не отличается удобной для путешествий инфраструктурой: здесь мало гостиниц и турбаз, где можно с комфортом остановиться на ночлег. Но, может быть, именно поэтому природа здесь сохранилась очень хорошо, и хочется надеяться, что дальнейшее развитие туризма будет происходить аккуратно, с бережным отношением к красоте этих мест.

Былое и думы

Всего два года назад отметивший свое 60-летие бренд Suzuki подарил миру целый ряд интересных и даже уникальных автомобилей. Сейчас в России он представлен тремя моделями: парой кроссоверов — Vitara и SX4, а также субкомпактным внедорожником Jimny. После того как в 2014 году был снят с производства популярный у нас Grand Vitara, именно Jimny остался в российской линейке Suzuki единственным настоящим вездеходом, в то время как название Vitara стало ассоциироваться с симпатичными современными кроссоверами — весьма комфортабельными и экономичными, что, видимо, и оказалось основным аргументом в пользу более компактных и легких моделей.

Что же касается нашего кавказского турне, то главной целью первого дня путешествия стало плато Бермамыт, расположенное всего в 35 км от Эльбруса. Для старта я выбираю больший из двух кроссоверов — SX4 с 1,4-литровым 140-сильным турбомотором. У этого SUV с брутальной решеткой радиатора очень приличный полезный объем багажника — даже при стандартном положении спинок задних сидений в вашем распоряжении 440 л, а если их сложить, то емкость отсека удваивается. В дальних поездках хороша версия с 6-диапазонным «автоматом» и уникальным для этого сегмента 4-режимным полным приводом. В таком варианте заявленный средний расход бензина равен 6,2 л/100 км, что в принципе в поездке подтвердилось.

Первая остановка — возле естественной крепости Рим-гора. Ее значение стало особенно большим, когда через Северный Кавказ пролегли ветви Великого шелкового пути. Здесь можно было передохнуть перед преодолением Главного Кавказского хребта и выходом к Черному морю. В XIII веке крепость-гора пала под натиском кочевников-монголов, и лишь после распада Золотой Орды стала заселяться выходцами из Генуи и Венеции. По одной из легенд, пришельцев с Запада горцы называли «римы» или «румы», что и могло дать название горе.

На пути от Рим-горы к трассе А-157 справа открывается большой склон, на котором из камней выложено: «Возвращение 60». За этим словом стоят тяготы и гибель множества жителей этого края в сталинские годы. В ноябре 1943-го была объявлена депортация из Карачаево-Черкесии карачаевцев как народа, проживавшего на территории, оккупированной фашистами, и оказавшего пособничество врагу. Фактически к ответственности за измену Родине привлек-ли всего около 270 человек, но затем было решено выселить всех карачаевцев из этой автономной области в Казахстан и Киргизию. В итоге переместили около 70 тыс. человек, больше половины из которых — дети. Ликвидировали и саму автономную область, а территорию разделили между Ставропольским, Краснодарским краями и Грузинской ССР. За побег с мест переселения была предусмотрена 20-летняя каторга. Впрочем, из-за болезней и голода до среднеазиатских поселений добралось меньше половины высланных, и лишь через четыре года после смерти «вождя всех времен и народов» им было разрешено вернуться на родную землю. А надпись на горе была сделана уже к 60-летию возвращения карачаевцев после депортации.

На «балконе» Кавказа

Небольшой участок асфальта, а дальше почти до вечера — бездорожье. Погода выдалась отличная, и все проселки оказались сухими, луж не осталось даже в низинах. Долгими часами вдоль ЛЭП с деревянными и по-своему изящными опорами мы едем по высохшей глине и камням. Дорожного просвета 185 мм хватает для всех разумных неровностей, а неразумные можно и объехать. Поэтому остается только наслаждаться видами зеленых предгорий.

Но вот наконец и Бермамыт — вершина Скалистого хребта, описанная Лермонтовым. Кроме него в разное время здесь бывали также Чехов, Рерих, Куинджи, Горький… Для них путь был куда более долгим и менее комфортным. Но некоторые неудобства и время, потраченное на дорогу, того стоят: выйдя из машины, оказываешься в некоем отечественном Гранд-каньоне. Взору открывается потрясающая панорама с величественными скалами, каменными «пальцами», амфитеатром на головокружительном обрыве. Сейчас эта большая обзорная площадка находится на частной территории. Радушный хозяин много рассказывает об этих местах, ведет нас по узким уступам и показывает, как на отвесных стенах цветут камнеломки.

А что же главный объект, ради которого сюда обычно едут? Несмотря на хорошую погоду, во второй половине дня Эльбрус закрылся от нас облаками. Но и без него пейзаж оказался фантастическим, как и облака, скрывавшие белоснежные вершины.

Дорога назад кажется еще более длинной. Временами приходится останавливаться, чтобы пропустить огромные отары овец и табуны лошадей. Кстати, лошади карачаевской породы заслуживают отдельного рассказа. Небольшие и жилистые, они отличаются поразительной выносливостью. В знаменитом пробеге вокруг Кавказской гряды зимой 1936 года они не только стали лидерами, но и торили путь в сугробах для других лошадей. Такая неприхотливость во многом объясняется тем, что эти животные никогда не знали, что такое теплая конюшня и овес. В том, что хороших пастбищ не так много, убеждаешься, когда едешь по бескрайним предгорьям со скудной растительностью. «Карачаевцы» до сих пор используются в пограничных войсках, в сельском хозяйстве и как скаковые лошади. Их копыта настолько жесткие, что этих лошадей можно не ковать.

Долгий вечер оказался удивительным: нежные лучи заходящего солн-ца вдруг осветили Эльбрус, и вся картина приобрела новый смысл. Пожалуй, ради таких минут и стоит ехать в горы.

К истокам

На следующий день моим выбором стала Vitara с тем же 140-сильным турбомотором. Бездорожья не предвидится — впереди ожидают серпантины, узкие асфальтовые дорожки и долгие пыльные гравийки. Почти безоблачное утро и проворный кроссовер с 6-диапазонным «автоматом» радуют. Возможность быстро «подоткнуть» пониженную передачу с помощью подрулевых «лепестков» на пути к перевалу Гумбаши оказалась кстати: автомобиль хорошо прописывает повороты и охотно разгоняется на выходе из виражей.

На перевале с высоты 2145 м открываются эпическая панорама Главного Кавказского хребта и вид на Эльбрус. Дальше дорога идет вниз к Черкесску и вдоль быстрой бело-голубой Кубани — к Даутскому зоологическому заказнику. Здесь сохраняют и восстанавливают ценных и редких животных, в том числе «краснокнижных» — кавказскую выдру, кавказского тетерева, беркута, сапсана, змееяда… Земли заповедника расположены на высоте до почти четырехтысячной отметки!

Конечной же точкой маршрута стали минеральные источники Джилы-Су, бьющие из-под земли рядом с бурными потоками Кубани, сходящей с гор. Вот только насчет отсутствия бездорожья я ошибся. Ближе к источникам дорога пошла круто вверх между коренастыми соснами и огромными валунами и напомнила Карельский перешеек, так что пришлось задействовать и четырехрежимный полный привод. А на обратном пути свои возможности продемонстрировал ассистент спуска с горы — на крутых кавказских склонах он со своей работой справился отлично.

В режиме испытаний

Под конец дня решаю отправиться еще в одно небольшое путешествие  — к Царским воротам. Это рукотворный створ в скале, расположенный в горах недалеко от поселка Эльбрусский. Здесь можно в полной мере оценить потенциал настоящего внедорожника Jimny. Через три года эта модель отметит свое 50-летие, сейчас выпускается третье ее поколение, и автомобиль остается вполне современным и универсальным.

Вот и сейчас дорога для лесовозов уходит все выше, и без понижающей передачи и центральной блокировки ехать уже неуютно. Нажатие двух кнопок — и Jimny заметно шумнее, но увереннее пополз в гору, недоступную многим кроссоверам. Кстати, Suzuki чем-то похожи на карачаевских лошадей: не боятся гор, глубокой колеи и других тягот бездорожья. Недаром и те и другие — рекордсмены. «Карачаевцы» — единственная в мире порода лошадей, дошедшая до вершины Эльбруса, а доработанный Suzuki Samurai своим ходом поднялся на вулкан высотой 6688 м и установил рекорд для четырехколесных транспортных средств.

Есть у них и еще одно сходство: их не назовешь скороходами. Дорога домой снова шла через Гумбаши. После насыщенного дня хочется быстрее вернуться к «цивилизации», но 83-сильный мотор диктует свой темп. Как, впрочем, и надвигающаяся гроза, больше похожая на шторм. А непогода в горах — статья особая. Долгий подъем на перевал проходит под вспышки молний, освещающих горный хребет как днем. Но наконец справа открывается панорама Кисловодска. Днем курортный город утопает в зелени и не кажется большим, ночью же многочисленные огни выдают его истинные размеры.

Увы, путешествие подошло к концу. За рулем Suzuki я провел два раза по полсуток. И понял, что оба компакт-кроссовера этого бренда весьма неплохи в дальних путешествиях, чему способствуют экономичность, безопасность, динамика и комфорт. А «большеглазый» Jimny уверенно проведет вас по настоящему бездорожью.  

Долгий подъем на перевал проходит под вспышки молний. Но наконец справа открывается величественная панорама Долгий подъем на перевал проходит под вспышки молний. Но наконец справа открывается величественная панорама

motorpage.ru